эцп электрический цифровой ключ

Последним в согласовании со ст. 8 и 9 должно быть юридическое лицо, выполняющее функции, предусмотренные данным законом, владеющее необходимыми вещественными и финансовыми способностями, позволяющими ему нести штатскую ответственность перед обладателями сертификатов ключей подписей за убытки, которые он может понести вследствие недостоверности сведений, содержащихся в сертификатах ключей подписей .По закону удостоверяющий центр делает сертификаты ключей, делает ключи ЭЦП по воззванию участников информационной системы с гарантией сохранения в тайне закрытого ключа, приостанавливает и возобновляет действие сертификатов, также аннулирует их, ведет реестр сертификатов, обеспечивает его актуальность и возможность свободного доступа к нему участников информационных систем, инспектирует уникальность открытых ключей в реестре сертификатов и в архиве удостоверяющего центра, выдает сертификаты ключей в форме документов на картонных носителях и в виде электрических документов с информацией об их действии, проводит по воззваниям юзеров сертификатов доказательство подлинности ЭЦП в электрическом документе в отношении выданных им сертификатов ключей подписей, также может предоставлять участникам информационных систем другие связанные с внедрением ЭЦП услуги.Все это дает основания считать, что в 1-ые годы, при отсутствии конкуренции, организация удостоверяющего центра будет очень высокодоходным делом.Изготовка сертификатов ключей ЭЦП удостоверяющим центром, в согласовании с законопроектом, осуществляется на основаниизаявления грядущего обладателя подписи, в итоге чего серти-фикат должен содержать последующие сведения: уникальный регистрационный номер сертификата ключа подписи в реестре удостоверяющего центра, даты начала и окончания срока его деяния; фамилия, имя и отчество либо псевдоним обладателя сертификата; открытый ключ ЭЦП; наименование средства ЭЦП, с которым употребляется данный открытый ключ; наименование и местопребывание удостоверяющего центра, выдавшего сертификат ключа подписи; сведения об отношениях, в рамках которых электрический документ с электрической цифровой подписью будет иметь юридическое значение (ст.

Правда, обеспечение такого прорыва в сфере информационных технологий ляжет на плечи управления компаний, которые в оперативные сроки будут обязаны создать и ввести системы мер по обеспечению соответственных прав работников, включающие в себя, а именно, разветвленную систему инструкций по определению пределов использования различного аппаратно-программного обеспечения, осуществляющего сбор и передачу индивидуальных данных в производственном процессе .Третьим по избранной методике «успешности» на реальный момент является проект № 11081-3 Федерального Закона «Об электрической торговле», внесенный депутатами Гос Думы О. А. Финько, Л.

Не считая вышеупомянутого определения в законопроекте предлагаются определения таких понятий, как: электрический документ, отправитель электрического документа, получатель электрического документа, участник электрической торговли, лицо, осуществляющее электрическую торговлю, клиент, информационный посредник.

В нем в главе 14 Кодекса «Защита индивидуальных данных работника» содержатся очень принципиальные положения, гарантирующие соблюдение информационных прав работников.Кодекс определяет последние как информацию, нужную работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающуюся определенного работника (ст. 85 Трудового Кодекса РФ), и устанавливает, а именно, последующие требования к действиям, осуществляемым работодателем:— «все индивидуальные данные работника следует получать у него самого. Если индивидуальные данные работника может быть получить только у третьей стороны, то работник должен быть уведомлен об этом заблаговременно и от него должно быть получено письменное согласие.

Обладатель ЭЦП в согласовании со ст. 12 обязуется: не использовать для ЭЦП открытые и закрытые ключи, если ему понятно, что эти ключи где-либо употребляются либо использовались ранее; хранить в тайне закрытый ключ; немедля добиваться приостановления деяния сертификата при наличии оснований считать, что потаенна закрытого ключа нарушена .В окончание анализа единственного принятого в 2001 году законопроекта в сфере информационных технологий необходимо упомянуть, что с его принятием для юзеров зарубежных систем ЭЦП для признания зарубежного сертификата ключа в Русской Федерации нужно выполнение установленных законодательством процедур признания юридического значения зарубежных документов (ст. 18 закона).Рассмотренный закон дает некие гарантии лицам, занимающимся электрической коммерцией, и сразу делает ряд заморочек, связанных с необходимостью введения в действие более массивной системы использования ЭЦП. Данные требования породят формальные организационные деяния — сертификацию, лицензирование, и потребуют определенной корректировки схем организации информационного обмена .

эцп электрический цифровой ключ

Электрическая цифровая подпись

Самой электрической цифровой подписи дается последующее опреде-ление : «электронная цифровая подпись — реквизит электрического документа, созданный для защиты данного электрического документа от подделки, приобретенный в итоге криптографического преобразования инфы с внедрением закрытого ключа электрической цифровой подписи и позволяющий идентифицировать обладателя сертификата ключа подписи, также установить отсутствие преломления инфы в электрическом документе» (ст.Необходимо отметить, что на текущий момент нормы, связанные с регулированием электрической цифровой подписи (дальше — ЭЦП), есть в нескольких законодательных и в ряде подзаконных актов. А именно, ст. 160 Штатского Кодекса РФ разрешает использовать при совершении сделок электрическую цифровую подпись в случаях и в порядке, предусмотренных законом, другими правовыми актами либо соглашением сторон.

Но, что очень принципиально для осознания нрава деяния закона, в этом случае, если корпоративная информационная система предоставляет участникам информационной системы общего использования услуги удостоверяющего центра, то она должна соответствовать требованиям, установленным для систем общего использования.В первом же случае закон просит от участников информационных отношений выполнения ряда требований. Во-1-х, при разработке ключей ЭЦП должны применяться только сертифицированные средства ЭЦП . Во-2-х, в законе вводится требование лицензирования, а конкретно лицензирования деятельности удостоверяющего центра, что является краеугольным камнем всей предлагаемой в законопроекте системы использования ЭЦП .

С. Маевским, А. В.

В проекте вводится ряд определений, связанных с электрическим документооборотом. Определяются и вводятся последующие понятия и субъекты публичных отношений: электрический документ, средства ЭЦП, сертификат средства ЭЦП, закрытый ключ ЭЦП, открытый ключ ЭЦП, сертификат ключа ЭЦП, доказательство подлинности ЭЦП в электрическом документе, владелец ЭЦП, обладатель сертификата ключа ЭЦП, юзер сертификата ключа ЭЦП, удостоверяющий центр, уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, информационная система общего использования и корпоративная информационная система (ст. 3, 8, 9, 10).В согласовании с предлагаемой в законопроекте схемой, права и обязанности субъектов информационных публичных отношений варьируются зависимо от избранной сферы распространения ключей ЭЦП: в согласовании со ст. 5 таковые ключи могут употребляться или в информационной системе общего использования, или в корпоративной информационной системе, т. е. или в информационной системе, «которая открыта для использования всеми физическими и юридическими лицами и в услугах которой этим лицамне может быть отказано», или в информационной системе, «участниками которой может быть ограниченный круг лиц, определенный ее обладателем либо соглашением участников этой информационной системы».Во 2-м случае в согласовании со ст. 17 закона внедрение электрических цифровых подписей в корпоративных информационных системах регламентируется решением обладателя системы либо соглашением меж участниками этой системы.

Шубиным, В. И. Волковским и принятый Гос Думой в первом чтении 6 июня 2001 года.В процессе работы над законопроектом в профильных комитетах Гос Думы (а именно, в Комитете по экономической политике и предпринимательству) в него были внесены около пятидесяти поправок.

В статье 5 Федерального Закона «Об инфы, информатизации и защите информации» указывается, что юридическая сила документа в информационной системе может подтверждаться электрической цифровой подписью, а юридическая сила ЭЦП признается при наличии в системе средств, обеспечивающих ее идентификацию, и при соблюдении установленного режима использования этих средств.Таким макаром, действующее законодательство применительно к использованию ЭЦП фактически диспозитивно, т. е. предлагает участникам штатского оборота без помощи других определять все нюансы своей деятельности: от соответственных юридических определений до существенных критерий штатских договоров, которые заключаются меж лицами, испытывающими потребность в использовании ЭЦП.С одной стороны, ситуация отсутствия норм прямого деяния, юридических дефиниций, установленной законом определенной ответственности за внедрение ЭЦП, нарушающее права участников хозяйственной деятельности, информационные и потребительские права людей, может рассматриваться как негативная и препятствующая развитию информационных отношений.

С другой стороны, в законе, а именно, нет норм, детально раскрывающих ситуацию, при которой удостоверяющий центр нарушает либо содействует нарушению потаенны закрытого ключа ЭЦП. И для определения пределов ответственности центра придется строить непростые юридические рассуждения.Вторым принятым в 2001 году законодательным актом, содержащим нормы, относящиеся к регулированию использования ИТ, стал Трудовой Кодекс Русской Федерации . Такой был принят Гос Думой 21 декабря и вступил в силу с 1 февраля 2002 года. Работодатель должен сказать работнику о целях, предполагаемых источниках и методах получения индивидуальных данных, также о нраве подлежащих получению индивидуальных данных и последствиях отказа работника дать письменное согласие на их получение» (п. 3 ст. 86);— «при принятии решений, затрагивающих интересы работника, работодатель не имеет права основываться на индивидуальных данных работника, приобретенных только в итоге их автоматической обработки либо электрического получения» (п. 6 ст. 86). Вышеуказанные нормы позволяют заключить, что в сфере защиты информационных прав физических лиц в стране произошел значимый прорыв.

На данный момент законопроект готовится ко второму чтению, но утверждать, в каком конкретно виде и когда он будет принят, трудно, потому остановимся на коротком анализе тех норм, которые регулируются данным законопроектом.

Последний регулирует «отношения, возникающие меж лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, либо с их ролью при совершении сделок и других юридических действий с внедрением электрических документов» (ст. 2) и определяет правовые условия электрической торговли. В ст. 3 законопроекта под электрической торговлей понимается «заключение методом обмена электрическими документами последующих сделок, предусмотренных ГК РФ (но не ограничиваясь ими): купля-продажа, поставка, возмездное оказание услуг, перевозка, заем и кредит, финансирование под уступку валютного требования, банковский вклад, банковский счет, расчеты, хранение, страхование, поручение, комиссия, агентирование, доверительное управление имуществом, коммерческая концессия, обычное приятельство, общественное обещание заслуги, общественный конкурс, также приобретение и воплощение с внедрением электрических средств других прав и обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

В процессе подготовки ко второму чтению было предложено поменять данное определение на последующее: «электронная торговля — деятельность физических либо юридических лиц, осуществляемая методом обмена электрическими документами либо другими электрическими сообщениями и направленная на совершение сделок и других юридических действий с предпринимательской либо другой целью».

С другой стороны, невзирая на отсутствие предметных норм в русском Вебе, в банковской сфере, в личной деловой практике обмена информацией известна масса удачных примеров гражданско-правового (договорного) регулирования соответственных отношений. И, что главное, уровень доверия к таким внедренным российским и зарубежным системам, подкрепленным правовой регламентацией и юридической поддержкой, оказывался довольно высочайшим и не вызывал, по последней мере, общественных приреканий.Все же, можно точно утверждать, что обозначенный закон не только лишь даст возможность устранить 1-ый правовой пробел в новеньком информационном законодательстве (в закоренелых определениях — законодательстве в сфере информатизации), да и сузит способности саморегулирования в информационной сфере.

ЗАПРОСИТЬ ЦЕНУ
БЫСТРЫЙ ЗАКАЗ